//

Фобии самодостаточного Запада: от бешеной коровы до смертоносной бактерии

На страницах ватиканской газеты «Оссерваторе Романо» итальянский врач и специалист по биоэтике Карло Беллиени заявил, что современный западный мир страдает от фобий. За последние десять лет нас просто бомбардируют объявлениями о мировых катастрофах, столь раздутых средствами массовой информации, сколь быстро они исчезают из памяти. Очередная паника была вызвана особым штаммом кишечной палочки Escherichia coli, от которой пострадали несколько тысяч человек. Эпидемия, источники заражения которой неизвестны, уже остановлена, а ведь сколько она породила паники, вызвав кризис продовольственых рынков европейских стран, которые приписывали друг другу причину эпидемии.


Мы наблюдаем уже последние следы этой инфекции, ограниченной во времени и пространстве. От нее погибли намного меньше людей, чем ежедневно умирают в автокатастрофах в одной только Италии. Однако масс-медиа раздували огонь паники, прибегая к сответствующим терминам: «бактерия-киллер», «суперагрессивная генетическая смесь» и так далее.


И такое случается не впервые. То же самое мы видели во время мирового кризиса «бешеной коровы» в 2001 году, атипичной пневмонии в 2003, «птичьего гриппа» в 2005, «свиного гриппа» в 2009. Все они, если верить СМИ, должны были просто стереть человечество с лица земли. Достаточно вспомнить, что во время «птичьего гриппа» прогнозы прочили до 150 миллионов смертей. В действительности же жертв было около 300. «Свиной грипп» побудил государства закупить миллионы вакцин, которые остались большей частью неиспользованными, ведь смертность от этой эпидемии не превышала смертности от сезонного гриппа. Итальянский публицист Андреа Кербакер в очерке «Апокалиптические утки» писал: «За последние десять лет, если верить новостям в наших СМИ, мы должны были умереть уже десятки раз от самых странных вещей. Пандемия, массовая гибель, конец света: в начале третьего тысячелетия эти слова чаще всего встречаются в газетах». А Андре Глюксманн в июне иронизировал: «Покупая зелень, мы подвергаемся нашествию бактерий-убийц, и научные опровержения никто не слушает. Принцип опаски становится нашим евангелием».


Научный мир задается вопросом об истоках такого катастрофизма. Вероятно, он, в некотором смысле, удобен и вырос на плодородной социальной почве. Беллиени считает, что некоторые формы психоза вызваны неадекватной реакцией на враждебный стимул. Согласно психиатру Альберту Эллису, это проявляется в абсурдных рассуждениях такого типа: «Меня поразила беда, значит, мир катастрофичен». Или: «Раз со мной произошел несчастный случай, я ничего не стою». Это так называемый «катастрофический проект». Подобно пациентам Эллиса, при наступлении бедствия вместо того, чтобы его осмыслить, кричат о катастрофе.


Вероятно, мы думаем, что жизнь приемлема только при условии, что мы можем контролировать все ее детали (отсюда – столь распространенное стремление к физическому совершенству). И когда из-под контроля что-то выходит, наступает психоз, иногда коллективный.


В 1989 году кардинал Йозеф Ратцингер весьма дальновидно выявил причину этой склонности в культуре самодостаточности и недоверия, в которой все кажется запрограммированным и предусмотренным. «Либерализм и иллюминизм, -- писал кард. Ратцингер, -- хотят внушить нам мир без страха… Хотят искоренить все, что еще не произошло, всякую зависимость от другого… Этот поиск безопасности основан на полной самодостаточности человеческого «я», отрицающего возможность выйти за пределы себя и вверить себя Другому. А когда пытаются полностью и без следа искоренить страх, подавленный страх возвращается под многочисленными масками фундаментальной тревоги».


В заключение автор пишет, что пора богатому Западу освободиться от фобий и интересоваться истинными эпидемиями, убивающими бедные народы, о которых промышленные общества иногда не имеют ни малейшего понятия.

Источник: Радио Ватикана